Злокачественный нарциссизм

Мало кого обошли стороной муки несчастной любви, особенно в юности. Однако существуют люди, претендующие на звание рекордсменов по попаданию в токсичные отношения. Их мир кишит психопатами и перверзными нарциссами, которые слетаются как мухи на мед. Таких людей называют хроническими жертвами.

Почти всегда жертва догадывается, что в этих отношениях ее не будут любить, но почему-то решает попробовать. Первые ласточки, в виде легких обесцениваний, пролетают незамеченными. К моменту наступления тяжелого абьюза, ее психика готова на все, ради сохранения именно этих, “самых лучших на земле” отношений. Кому-то для того чтобы вырваться придется пережить нечто очень болезненное, а кто-то увязнет в этом болоте навсегда.

Повышенный интерес к деструктивным партнерам всегда указывает на наличие собственной нарциссической травмы. Иначе с таким человеком было бы не о чем разговаривать, его поведение показалось бы не волнующим, а странным.

Нарциссические тенденции

О нарциссических тенденциях жертвы так же говорит то, что несмотря на острую потребность в отношениях, она обесценивает и отталкивает любого, с кем могла бы их построить. То есть там где к ней относятся с теплом, она сама берет в руки топор палача.

Предпосылки драматического сюжета нужно искать в раннем детстве. И нарцисс и его жертва пережили травмирующий опыт нелюбви, но по разному к нему адаптировались. Материнское отвержение заставляет ребенка столкнуться с не по возрасту тяжелой печалью. Если его психика оказывается способна соприкоснуться с одиночеством и чувством ненужности самому дорогому человеку, то дальнейшее развитие происходит по депрессивному типу. Человек остается в контакте с собой, осознает свою потребность в отношениях, ищет их и даже может в них находиться, но постепенно погружается в депрессию. Отвержение и плохое отношение не кажется ему чем-то из ряда вон выходящим.

Если же грусти оказывается так много, что ребенок не может с ней соприкоснуться, то формируется нарциссическая структура. Такой ребенок отрекается от своей потребности в отношениях и защищается нарциссическим всемогуществом – “Мне никто не нужен”. Во взрослом возрасте он бессознательно избегает близких отношений и обесценивает тех, кто хорошо к нему относится. Эмоциональная близость грозит ему новой встречей детской беспомощностью и зависимостью, а привязанность ассоциируется с постыдной слабостью.

В абьюзивных отношениях жертва проецирует свои не принимаемые качества на нарцисса, чем бессознательно заставляет его вести себя еще хуже. Истинная близость пугает ее ничуть не меньше. В контакте с патологической личностью она получает возможность не испытывать чувства вины за собственные деструктивные механизмы и избегать встречи со своими внутренними демонами.

Выход из жертвенной позиции

Путь к выходу из жертвенной позиции лежит через принятие своей нарциссической части.

Жертва часто гневается, когда кто-то ведет себя независимо и имеет собственные взгляды. Принятие иной точки зрения требует отказа от иллюзии детского всемогущества, через призму которого она привыкла смотреть на мир. В глубине ее души остается бессознательная злость на мать и жажда мести. Абъюз становится для нее символической защитой от еще более опасной привязанности. Зрелые личности ей не интересны, потому что общение с ними ставит под сомнение все ее внутренние опоры. Она обесценивает и отвергает их не менее жестко, чем патологический нарцисс.

Нарцисс в отношениях идеализирует объект, но при этим тотально ему не доверяет. Это следствие пережитого отвержения. Идеализация защищает его от чувства собственной ненужности. Он контролирует с помощью эмоционального подавления, секса и угроз разрывом. Жертва так же не доверяет объекту, идеализирует его и стремится к контролю. Ее методы более социально одобряемы, она страдает, драматизирует, стремится стать для всех хорошей и снова плачет. Однако собственными проекциями она побуждает худшие качества тирана, которые в ином случае возможно не вышли бы на поверхность. И нарцисс и его жертва отрицают существование хорошего объекта во вне и поэтому выбирают себе плохой. Ценой тяжелейших психологических травм, они очередной раз получают подтверждение того, что они хорошие, а другие нет.

Детские травмы

К детским травмам невозможно прикоснуться или измерить их. Человек может годами ничего о них не знать, возлагая ответственность за свои неприятности на людей и обстоятельства. Единственным способом их обнаружить и изменить свою жизнь к лучшему является личная психотерапия.