4 типа страха близости

Страх близости является одной из глубинных причин одиночества и систематического попадания в токсичные отношения. Этот страх может быть осознан и связан с травматическим опытом, когда человек прямо заявляет о том, что в отношения он больше ни ногой. Однако чаще страх близости является бессознательным и догадаться о нем можно только по избираемым человеком моделям мышления и поведения и специфическим выборам, которые он делает.

Например, человек может осознанно страдать от неурядиц в личной жизни, но систематически выбирать партнеров, союз с которыми был изначально обречен на провал. Или завидовать семейным друзьям, но так интенсивно нагружать себя работой, что на свидания просто не остается времени. Вариантов избегания близости огромное множество. Это всегда индивидуальный сценарий, обусловленный характером психологической травмы и жизненным опытом человека.

Страх близости бывает четырех типов:

Страх быть захваченным в близких отношениях. Человек осознанно или нет чувствует, что в сближении с другим утратит нечто очень важное. Этот страх испытывают люди, которых когда-то бросали. Не проработанный травматический опыт не позволяет им доверять потенциальному партнеру и актуализирует потребность в тотальном контроле. На подобное взаимодействие охотно соглашаются люди с собственными психологическими травмами, с бессознательной мотивацией отыграть в паре личный, деструктивный сценарий. Контроль и дефицит доверия позволяет построить только псевдоотношения.  Подлинная близость в них исключена, как и вероятность встречи со своими глубинными страхами. В этом заключается бессознательная скрытая выгода для обоих партнеров. Именно по этому они соглашаются на не удовлетворяющие, но “безопасные” отношения.

В данном случае страх близости порождается проекцией. Испытывающий его человек сам стремится захватить и контролировать другого, но не желает признавать этого. Он проецирует темную сторону самого себя на партнера и чувствует угрозу, исходящую от него. Партнер бессознательно считывает эту проекцию и начинает вести себя соответственно. В итоге отношения становятся токсичными и оба получают очередное подтверждение того, что его страхи оправданы.

Страх быть захваченным в близких отношениях свойственен нарциссическим, пограничным и депрессивным личностям. Для его преодоления необходима психотерапевтическая работа с детской травмой брошенности, базовым доверием и представлениями о любви и отношениях.

Нарциссический страх зависимости. В этом случае человек справляется со своими психологическими затруднениями путем обесценивания важности отношений. Он демонстрирует что ему никто не нужен, а он сам нужен всем. Подобная модель поведения связана с не проработанной детской травмой, вследствие которой ребенок научился защищаться от боли отрицанием потребности в значимом другом. Баланс его личности и самооценка поддерживаются исключительно за счет проявлений неуязвимости и независимости. Это часто приводит его к одиночеству и  неудовлетворенности личной жизнью, но просто так отказаться от своих защит он не может. Неизбежная уязвимость в отношениях грозит ему утратой единственной жизненной опоры. Признание потребности в другом бессознательно связана с чувствами беспомощности и стыда за то, что он в ком-то нуждается.

Чтобы избежать пугающей близости, нарциссическая личность строит отношения с собственными проекциями, игнорируя подлинные качества и потребности другого. Она идеализирует его и наслаждается обладанием идеальным объектом. Но затем неизбежно обесценивает и упивается местью первичному объекту – родителю. О подлинной близости в таких отношениях речь конечно не идет.

Преодоление нарциссического страха зависимости возможно исключительно в индивидуальной психотерапии, в которой человек имеет шанс получить новый опыт не травмирующих отношений и разобраться со своими внутренними страхами и проекциями. Пограничные и депрессивные личности такого страха не испытывают.

Страх не справиться с тревогой сепарации. Близкие отношения предполагают не только радость слияния, но и многочисленные разлуки и фрустрации. В современном мире человек много времени проводит без партнера, занимается своей самореализацией, хобби, встречается с друзьями. Для человека со страхом сепарации это непереносимо. Любое дистанцирование он переживает как болезненное отвержение. Негативные чувства запускают интенсивную тревогу и он начинает отчаянно цепляться за партнера, становиться на пути его автономности. В качестве ответной реакции возникает непонимание, раздражение и желание отстраниться еще дальше. В итоге отношения заходят в глубокий кризис.

Чаще всего с тревогой сепарации сталкиваются депрессивные личности. По сравнению с нарциссическими и пограничными, они имеют более зрелый психический аппарат. У них нет такой выраженной бессознательной потребности разрушить отношения и личность другого. Они могут достаточно долго выстраивать близость и находиться в ней. Омрачает ситуацию невероятный страх разрыва. В отдельных случаях депрессивная личность может полностью отказываться от личной жизни, только бы не сталкиваться с этой болью.

Истоки страха сепарации находятся в далеком детстве. Будучи ребенком депрессивная личность не смогла должным образом сепарироваться от родительской фигуры. Не прожив заново этот опыт в психотерапии, она будет продолжать искать во взрослом партнере материнскую фигуру, которая должна быть рядом 24/7.

Страх разрушения объекта. Такой страх чаще всего является бессознательным. Мало кто захочет принять то, что имеет скрытое намерение разрушать любимый объект. Чаще человек просто избегает отношений, либо все его отношения строятся по принципу садо-мазохистических. Причем роли тирана и жертвы могут чередоваться.

Страх разрушения объекта испытывают люди, которые носят в себе много подавленной агрессии. Будучи бессознательной эта эмоция не теряет своего энергетического заряда. Потому тревога, что деструктивная сила выйдет наружу, отчасти обоснована. Страх причинить вред партнеру или себе, в зависимости от выбранного агрессией направления, может приводить к полному отказу от отношений. Очень часто такие люди имеют убеждение, что за любое проявление гнева их сразу бросят.

Первые навыки обращения с агрессией человек получает в раннем детстве. Их качество зависит от способности матери выдерживать и контейнировать враждебные проявления ребенка. Если на агрессию налагался запрет, то эмоция навсегда остается запертой в бессознательном. Став взрослым человек не умеет обращаться с ней, отрицает ее, подавляет, накапливая разрушительную силу изнутри. Второй шанс научиться конструктивно обращаться с агрессией человек получает только в психотерапии.