Формирование жертвенной позиции

Жертва

Жертвы обычно воспитываются в дисфункциональных семьях, где родители:

– не могут дать ребенку достаточно тепла и заботы;

– используют жесткий авторитарный стиль воспитания;

– отрицают и подавляют любые формы агрессии у ребенка;

– сами являются жертвами;

– один из родителей подавляет другого.

Конечно ребенок еще не знает о том, что его семья дисфункциональна и, что бывает по другому. Он вынужден адаптироваться к тому что есть.

Чтобы не спровоцировать гнев родителей, он выбирает стать тихим и ненавязчивым, молчать о своих потребностях и “развлекать” себя самостоятельно. Он не может показать свой дискомфорт, потому что это грозит утратой и тех немногих крупинок “любви”, которые ему дают. Он привыкает довольствоваться очень малым. Родители успокаиваются и радуются тому, что у них такой удобный ребенок. Это становится самым ранним вознаграждением за терпение – “Кто терпит, тот хороший, того любят”.

Однако спокойствие в такие дома надолго не приходит. Конфликт может разгореться из-за любой оплошности. Ребенку строго запрещается отстраняться от родительской агрессии, он должен терпеть пока весь родительский гнев не будет вылит на него. Любые попытки оправдать или защитить себя грозят еще большими неприятностями. Только покорность и смирение сменяют гнев на милость. Ребенок привыкает к тому, что через терпение можно не только получить любовь, но и избежать наказания. Жертвенная позиция становится еще более “привлекательной”.

Родители жертвы активно приучают ребенка к тому, что чужие потребности нужнее и важнее. Они начинают это делать на личном примере – ребенок может получить заботу только после того как все потребности родителей будут удовлетворены. Те же правила применяются вне семьи. Такие родители могут потребовать от ребенка отдать  свою игрушку другому мальчику или девочке, чтобы не прослыть жадным. Ребенок усваивает, что в любой момент в его мир может ворваться кто угодно и забрать то, что ему нравится. А он должен безропотно уступить и подчиниться, иначе еще хуже будет.

Родители могут и сами демонстрировать жертвенную модель поведения, лебезить перед соседями, уступать все лучшее гостям и т. д. Ребенок понимает, что есть особые, более значимые люди, в то время как он сам и его семья находятся где-то на нижних ступеньках жизненной иерархии. И их удел обслуживать и подчиняться, иначе отвержение и забвение не заставят себя долго ждать.

Очень часто жертвенная модель поведения получает подкрепление в форме жалости, когда родитель сначала наказывает, потом жалеет. Жалость начинает восприниматься как суррогат любви – “Чтобы потом полюбили, нужно сначала пострадать”. Человек начинает бессознательно ждать наказания, и даже провоцировать его, чтобы получить вожделенные эмоции.

Одновременно с перечисленным налагается запрет на любые проявления агрессии  – “Если обидели в школе, будь выше, не вступай в драку, потерпи”. У ребенка формируется представление о том, что есть некая высшая каста. Конечно эти люди злые и враждебные, но их интересы нужно обслуживать, так как за это полагается некое высшее благо.

Родительская пара может быть представлена в формате жертвы и тирана. Например, папа постоянно нападает, а мама терпит. Ребенок жалеет маму и боится папу. У него складывается представление о том, что те кто терпит хорошие, а те кто проявляют агрессию плохие. Он может объединяться со страдающей мамой против большой и злобной силы. Его главной целью становится не стать таким как папа, потому что это грозит утратой столь ценной эмоциональной связи.

Став взрослым ребенок-жертва остается в плену своей детской модели. Он боится показать свою нужду или проявить агрессию, потому что так он станет плохим и о нем перестанут заботиться. Он не может позаботиться о себе самостоятельно, потому что тогда придется проявить хоть немного агрессии. То есть встать на опасный и неизведанный путь, находящийся на территории врага. Любое проявление твердости вдребезги разбивает его привычный жизненный уклад и оставляет один на один с детскими страхами.

Жертвенная позиция – это не каприз, а единственный известный человеку способ жить. Потому крайне неуместны высказывания – “Сами виноваты”. Наиболее эффективный способ преодоления подобных сложностей – личная психотерапия.