Страдания как смысл жизни

Страдалец
Сложные жизненные ситуации могут случаться у каждого, но все реагируют на них по-разному. Если один человек способен привлечь на помощь все имеющиеся ресурсы и решить проблему, то другой может надолго погрузиться в пучину страданий. Выбор первого способа говорит о здоровом психологическом функционировании, второго о наличии у человека определенных сложностей. В отдельных случаях человек как будто сознательно занимает позицию жертвы и начинает искать проблемы везде, где они могут быть. Он либо ничего не предпринимает для выхода из ситуации, либо прибегает к совершенно неэффективным действиям, которые только усугубляют существующие положение вещей. Со стороны может показаться, что проблемы становятся для него неким смыслом жизни. Если их не станет, то ему не в чем будет найти свою опору. Таких «страдальцев по доброй воле» выделяют следующие качества: – Они живут прошлым. Конечно, бывает полезно проанализировать прошлые ошибки и извлечь из них уроки, чтобы не допустить подобного в будущем. Но эти люди так прочно «увязают» в прошлом, что утрачивают способность жить в настоящем. Они не могут успешно функционировать в ситуации «здесь и сейчас», чем наживают себе новые проблемы. В их голове постоянно крутятся мысли о том, как нужно было поступить или что нужно было сказать при обстоятельствах, которые давно прошли. Из всех минувших событий их память выхватывает именно самые негативные. Они стремятся изменить то, что уже не исправить, упуская из внимания то, на что еще можно повлиять. Со временем актуальные события тоже становятся частью прошлого и предметом для работы над ошибками. – Им очень сложно попросить о помощи. Такие люди склонны доводить ситуацию до крайней точки, когда уже сложно что-то исправить. Они стараются все сделать без привлечения помощи со стороны, даже в тех вопросах, в которых совершенно не компетентны. Только бы никого, ни о чем не просить. Очень часто это приводит к возникновению проблем, которых можно было легко избежать. Они сами себе психологи, до того момента когда уже пора выписывать антидепрессанты. Они склонны заниматься самолечением, которое нередко приводит к вызову «неотложки» и т.д. В основе этой тенденции лежит гордыня, которая не позволяет проявить слабость. Наоборот, своим поведением человек стремится показать, что «все знает лучше всех». – Хуже, чем у них ни у кого не бывает. Любимое занятие «добровольных страдальцев» – это собрать аудиторию побольше и рассказать о своих многочисленных проблемах. Возникает ощущение, что они упиваются этим процессом, «приукрашивая» сложности и акцентируя самые драматические моменты. Им крайне необходимы сочувственные взгляды и вздохи окружающих, на фоне относительного равнодушия к «чужой беде». Ведь так плохо как у них, ни у кого больше быть не может. Слушателей со временем становится все меньше, ведь со стороны хорошо видно, что все проблемы «страдальца» решаемы, а собирать чужой негатив не хочется никому. – Их раздражает чужой успех. «Добровольному страдальцу» постоянно кажется, что у соседа трава зеленее. Он имеет устойчивую тенденцию сравнивать себя с окружающими, и это сравнение всегда оказывается не в свою пользу. Данный факт сильно раздражает «страдальца». Ему не дают покоя атрибуты чужого успеха. Он склонен искать подвох в любом достижении другого человека. Если коллега добился высот в карьере, то конечно без влиятельных родственников не обошлось. Если девушка на дорогом авто едет, то богатый благодетель подарил, за понятно какие заслуги. А он один такой гордый и честный и потому ему все время не везет. – Они любят искать виноватых. «Добровольный страдалец» склонен перекладывать ответственность за свои жизненные неурядицы на других. Муж ушел к любовнице потому, что у нее ноги длиннее, на работу взяли другого кандидата, потому что у него костюм лучше. Долгие годы, проведенные в атмосфере невезения и фрустрации, накладывают ограничение на мышление страдальца. Ему сложно заглянуть внутрь себя и поискать причины произошедшего в собственном способе жить. Он не пытается подойти к решению проблемы с разных сторон, заранее программируя себя на неудачу. При этом ему важно сохранить ощущение того, что он хороший, но несчастливый и потому окружающие должны его жалеть. А для этого обязательно должен быть установлен виновный случившегося. – Таких проблем больше ни у кого нет. Страдалец уверен в уникальности своих сложностей. Этим он объясняет то, что другим трудно его понять и помочь ему. Ведь нет на земле иного человека, на которого свалилось бы сразу столько бед. На глубинном уровне этой «уникальностью страданий», он удовлетворяет потребность в получении ощущения собственной уникальности. Однако этого чувства можно достичь не таким травматическим способом. – Они ничего не делают для решения своих проблем. Как было сказано выше, жизненные сложности нужны страдальцу для подтверждения ощущения собственной уникальности, перекладывания ответственности на других, укрепления чувства собственной значимости и всемогущества, получения от окружающих внимания и участия. Потому он никогда не откажется от страдания по доброй воле. Это звучит несколько странно и на уровне сознания страдалец обычно хочет решить все свои проблемы и жить хорошо. Но в его бессознательном страдания закрывает собой вышеперечисленные потребности. Если проблем вдруг не станет, то они актуализируются и доставят ему еще больше переживаний. Почему же этот человек склонен искать смысл жизни в страданиях? «Добровольный» выбор этого пути обусловлен ранним развитием личности. Очевидно, в прошлом страдалец получил большое количество подтверждений того, что собственным «несчастьем» можно добиться большего, нежели реальными усилиями. Либо его внутреннее ощущение себя настойчиво говорит о том, что лучшей доли он не заслуживает. Потому такой выбор можно назвать «добровольным» только условно. Человек не принимает данного решения потому, что так хочет. Его подталкивают к этому бессознательные влечения и прошлый опыт. Две основные причины «выбора» страдания: – Мазохистические наклонности личности. Через страдание такой человек получает своеобразное, видоизмененное удовлетворение. Наличие сложных обстоятельств он бессознательно воспринимает как нормальное и безопасное положение вещей. Он становится врагом себе и живет вопреки принципу удовольствия, который предполагает, что в различных обстоятельствах человек склонен искать наиболее благоприятный для себя выход. Это не означает, что он любит страдать, муки могут лишь открывать ему путь к некому высшему благу. Страдания возвышают его над прочими смертными, которым с подобной участью не справиться. Он может использовать страдания для единения с окружающими – «Пусть ко мне сколько угодно плохо относятся, только остаются рядом» и т.д. – Депрессивные тенденции, с идеями вины и наказания. Невротическое чувство вины тоже складывается из нарушений в раннем развитии личности. Став взрослым такой человек может уже и не понимать, в чем именно он виноват, а может иметь различные версии собственной «греховности». А за любой виной обязательно должно последовать наказание. Такие люди склонны попадать в ситуации, несущие потери, которые любой другой обошел бы стороной. Они могут вступать в деструктивные отношения, в которых практически ежедневно получают наказание за мифическую вину. Их часто используют в профессиональной среде, не доплачивая за работу или присваивая другим их достижения. Их всех возможных способов решения проблемы они выбирают самый сложный и неэффективный. Тем самым они получают свое символическое наказание, чтобы не попасть в еще большую беду. Однако бессознательный выбор страданий не приговор, а проблема, с которой можно работать. Своевременное обращение к квалифицированному специалисту поможет проработать паттерны невезения и начать жить в собственное удовольствие.