Как формируется страх близости

страх близости

Страх близости

Страх близости не позволяет построить по-настоящему глубокие и искренние отношения. Чаще всего этот страх является бессознательным. То есть на сознательном уровне человек может стремиться с кем-то познакомиться или создать семью, а его бессознательное всеми силами препятствует этому.

Догадаться о том что во внутреннем мире происходит такое противостояние можно по следующим признакам:

– Специфические поведенческие паттерны. Человек может жаловаться на одиночество, но избегать ситуаций, предполагающих новые знакомства. Он может с головой уходить в работу, загружать себя чужими проблемами, не оставляя времени на личную жизнь. Либо вести себя очень замкнуто и надменно, увеличивая пропасть между собой и другими. Либо наоборот отчаянно цепляться за любое подобие близости, отталкивая повышенным энтузиазмом окружающих.

– Особый стиль мышления. Наиболее популярной является внутренняя установка – “Я никому не нужен и не интересен”. Она может подкрепляться множественными рационализациями, о том что “всех хороших уже разобрали, а если я один то…”, “в таком возрасте уже не знакомятся, нужно было раньше..”, “есть много гораздо более ярких и привлекательных, а я…” и т.д. Человек вроде бы и хочет отношений, но уже собрал доказательную базу того, что у него их никогда не будет. Может быть противоположная установка – “Мне никто не нужен”. Она обесценивает сам факт наличия отношений и личность любого кто рискнет подойти к такому человеку поближе.

– Выбор партнеров, отношения с которыми были изначально обречены на провал. Человек со страхом близости склонен выбирать людей с собственными глубокими психологическими травмами. Часто эти травмы так же препятствуют построению конструктивных отношений. Зато они дают возможность каждому заново проиграть свой сценарий детско-родительских отношений, откуда и берет начало страх близости.

Причины появления страха близости

Страх близости является следствием того, что когда-то давно человек получил представление о том, что отношения это нечто чрезвычайно болезненное и травмирующее. Это тяжелый детский опыт, который может быть пронесен через всю жизнь. Тогда человек либо останется в одиночестве, либо сможет формировать псевдоотношения, в которых истинная близость исключена.

Страх близости происходит из отсутствия искренней родительской любви. Такие родители могли обеспечивать витальные потребности ребенка, но никогда не пытались понять его подлинные желания и переживания. Первые и основополагающие отношения в жизни такого ребенка стали псевдоотношениями, без истинной эмоциональной близости. По их образу и подобию он формирует все дальнейшие связи с внешним миром.

В псевдоотношениях с родителями ребенок не получает возможности проработать свою агрессию к материнскому объекту в первые годы жизни. А она обязательно присутствует, потому что в это время он часто сталкивается с тревогами и фрустрациями. В норме мать контейнирует его негативные переживания и тем самым снижает тревожность. Но в некоторых семьях накладывается запрет на агрессивные проявления ребенка, либо они не принимаются всерьез, высмеиваются, либо мать сама эмоционально разрушается от его агрессии (крики, слезы, истерики). В итоге ребенок не получает очень важного опыта, что его агрессия приемлема и она не разрушает отношения. Он не чувствует, что его могут принимать в любых состояниях. Когда он улыбчив и доброжелателен его любят, а когда опечален или разгневан отвергают. Иными словами такие родители предлагают ребенку прожить всю жизнь ни разу не разозлившись. Точнее ни разу не разозлившись на них, но в итоге ребенок не научается конструктивно выражать агрессию и в других социальных ситуациях.

Ребенок, которого не воспринимали целостно, в совокупности всех его проявлений, во взрослой жизни испытывает затруднения с целостным восприятием себя самого. Он может показывать миру только определенные свои качества, чувствуя при этом, что в глубине его есть нечто враждебное, запретное и постыдное. И если кто-то узнает об этом, то его обязательно отвергнут. Он научается скрывать свою “темную сторону” в повседневности. Опасность представляют только близкие отношения, где все тайное может стать явным. Получается, что если нет отношений, то и проблемы нет. Очень часто такие люди полностью запрещают себе агрессию, искренне веря в то, что она все снесет на своем пути. Однако в жизни случаются ситуации, вызывающие гнев, а проявлять его нельзя. Зато можно постоянно носить маску отталкивая искренне заинтересованных людей и оставаясь наедине с собой или в компании с такими же травмированными людьми.

Человек со страхом близости может формировать только поверхностные отношения, которые из раза в раз приносят ему разочарования. Он тянется к людям, даже цепляется за них, ревнует, пытается контролировать. Однако все это служит единственной цели – избежать отвержения. Он глубоко не доверяет тому с кем хочет быть рядом. Он идеализирует, манипулирует и подавляет в надежде на то, что объект всегда будет принадлежать ему. Несложно догадаться кто может откликнуться на подобный призыв в отношениях и почему опять не получится..

Для тех кто не смог проработать свою агрессию в детстве и сформировать внутреннюю модель теплых, доверительных отношений, второй шанс сделать это предоставляет только индивидуальная психотерапия. Возможно для кого-то она станет первым опытом, хотя и искусственно смоделированных, но теплых и искренних отношений. Где он получит возможность злиться и понимать, что его злость никого не разрушает, раскрывать свой внутренний мир и видеть, что его принимают. Психотерапевтическая работа смягчает строгое Супер-эго и стабилизирует самооценку. Человек научается доверять, сначала психотерапевту, а потом и другим людям. Его потребность подавлять и контролировать снижается, что автоматически повышает шансы на создание счастливых и благополучных отношений.

Спасибо за интерес, проявленный к моим публикациям!!!

Получить дополнительную консультацию или записаться на прием Вы можете по телефону 8-905-798-73-13 или в форме обратной связи на моем сайте niknyuteva.ru

С искренним уважением и заботой,

Психолог, Ирина Никнютьева