Психогенные депрессивные реакции

Жизнь каждого человека усеяна не только лепестками роз, но и сложными ситуациями, утратами и разочарованиями. Вероятность развития депрессии на фоне переживания кризиса зависит от следующих факторов:

 

- Субъективная значимость психотравмирующего события - одни и те же вещи могут наделяться разными людьми различной ценностью. Например, для человека, посвятившего свою жизнь карьере, увольнение может стать более тяжелым потрясением, чем развод и т.д. Чем выше значимость утраты, тем вероятнее развитие депрессивной реакции.

 

- Контролируемость ситуации - каждый человек по-разному оценивает свою способность контролировать стрессовые обстоятельства. И эта способность может быть, как недооценена, так и переоценена. Когда человек субъективно ощущает, что совершенно не владеет ситуацией, тяжесть негативных переживаний возрастает.

 

- Неопределенность - степень неясности стрессовой ситуации так же оценивается субъективно. Человеческая психика так устроена, что ощущение неизвестности сопровождается большим количеством тревоги, потому, чем выше внутреннее ощущение неопределенности, тем больше тревоги и меньше контролируемости.

 

- Повторяемость - личная оценка вероятности повторения стрессовой ситуации вызывает чувства обреченности и отчаяния – «Было плохо, а станет еще хуже».

 

- Осведомленность – наличие достаточного жизненного опыта и знаний для эффективного функционирования в стрессовой ситуации позволяет найти выход в более краткие сроки, при гораздо меньшей интенсивности переживаний.

 

- Изменчивость – внутренняя уверенность человека в том, что стрессовая ситуация разрешится без его участия.

 

При неблагоприятной комбинации факторов, в частности высокой субъективной значимости произошедшего, низкого уровня контроля над ситуацией и осведомленности, высокой неопределенности и риске повторения вероятность развития депрессивной реакции возрастает. К таким ситуациям можно отнести тяжелое заболевание собственное или близкого человека, череду утрат, нападение с угрозой для жизни и многое другое.

 

При сочетании тяжелых психотравмирующих обстоятельств и ощущения неотвратимости беды психика может запускать программу самоуничтожения – «психогенная смерть». Перед лицом подавляющей опасности человек переходит от активных действий в свою защиту к пассивной капитуляции. Подобные реакции можно наблюдать на примере узников концлагерей, которые беспрекословно подчинялись приказам, ведущим к их умерщвлению. В таком состоянии жертва начинает сотрудничать со своим палачом. А если процесс получает дальнейшее развитие, то палач становится ненужным, ибо жертва уничтожает себя уже по собственной воле.

 

Под влиянием тяжелых психологических травм может происходить молниеносное развитие соматических заболеваний. Катастрофа, вызывает мучительное ощущение беспомощности, которое отбрасывает человека далеко назад, к раннему детскому ужасу, при встрече с риском небытия и одиночества. В отличие от взрослого ребенок не обладает такой сильной иллюзией контроля реальности, которая защищает от многих страхов, в том числе от страха смерти и его переживания гораздо более интенсивны. Потому человек реагирует на травмирующее событие бессильной яростью, за которой следует шок и оцепенение. Его восприятие внешней реальности притупляется, часть воспоминаний о трагедии может утрачиваться. Так психика защищает себя от утраты кого-то или чего-то дорогого и значимого с помощью защитного механизма - отрицания. Происходящее видится как в замедленном кино. Это состояние длится от нескольких часов до нескольких дней. За ним наступает фаза «острого горя», которая длится до 6-7 недель с момента признания горькой действительности. Для нее характерны частые воспоминания об объекте утраты, его идеализация, утрата всех связанных с ним негативных воспоминаний. Могут возникать идеи самообвинения.

 

В длительных сверхсильных переживаниях проявляется нежелание признавать произошедшее и патологический тип реакции. Возникают такие чувства как отчаяние, беспомощность, злость, вина и тревога. Человек подвергает переоценке многие социальные роли и стереотипы, часто они начинают видеться ему пустыми и бессмысленными. Данный процесс обесценивания в сочетании со стремлением вытеснить болезненное событие из памяти способствует депрессивному типу реакции.

 

Затем наступает стадия примирения с ситуацией и человек постепенно возвращается к своей обычной жизни. Возможны обострения переживаний в значимые даты, такие как день рождения, новый год и т.д. Эта стадия длится приблизительно в течение одного года.

 

Накопленные психологические травмы приводят к расстройству адаптации. Это может происходить по типу «запоздалой реакции», когда стадия острого горя уже пройдена. Человек утрачивает интерес к жизни, все кажется бессмысленным, общение утомляет и возникает отсроченная по времени депрессивная реакция. Такое состояние развивается в течение месяца после стрессового события и длится до 6 месяцев. В ряде случаев оно сохраняется до двух и более лет, что говорит о присоединении эндогенного компонента и формировании дистимии.

 

Если клиническая картина психогенной депрессии с первых дней достигает психотического уровня, имеет черты тоскливой депрессии, с элементами заторможенности и идеями вины, то своевременное назначение антидепрессантов помогает предотвратить переход состояния в эндореактивную депрессию. Для предотвращения депрессивного расстройства в сложных жизненных ситуациях целесообразно не пренебрегать психотерапевтической помощью.

 

 

ЗАПИСАТЬСЯ НА ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ИЛИ УТОЧНИТЬ ИНФОРМАЦИЮ ПО ИНТЕРЕСУЮЩИМ ВАС ВОПРОСАМ ВЫ МОЖЕТЕ ПО ТЕЛЕФОНУ 8-905-798-73-13 ИЛИ ОТПРАВИВ ПИСЬМО НА ЭЛЕКТРОННУЮ ПОЧТУ  Irinan-81@mail.ru

С искренним уважением и заботой,

Психолог, Ирина Никнютьева