Любовь, как смысл жизни

В этой статье речь пойдет о женщинах, которые придают всеобъемлющее значение любви и готовы принести в жертву светлому чувству все другие области своей жизни. Драматизм их историй заключается в том, что и в любви и во всех остальных сферах они терпят поражение. Почему же так происходит?

 

Немного истории


В существовавшем до недавнего времени патриархальном обществе роль женщины ограничивалась тем, чтобы любить мужчину и быть им любимой. Как в словах известной когда-то песни Марлен Дитрих «Я знаю лишь любовь, и больше ничего». Расширение круга интересов и сферы деятельности оценивалось скептически, как вызванное экономической необходимостью. Сейчас это звучит немного странно, но унаследованные традиции продолжают оказывать неосознаваемое влияние на жизнь и образ мыслей многих современных женщин.

 

Роль патриархальной позиции в жизни мужчины и женщины. Внутренний конфликт


Для мужчины такая точка зрения имеет двоякое  значение - с одной стороны она возлагает на него дополнительные обязанности, делая его добытчиком и главой семейства, а с другой питает его самолюбие, он ощущает себя сильным и значимым. Женщине она дает иллюзию покоя. Принимая на себя второстепенную роль, она избавляется от усилий и тревог, связанных с развитием других сфер жизни, наполненных борьбой и конкуренцией. Решив добиться успеха в профессиональной области, она вступает в оппозицию, как с сопротивлением внешнего мира, так и с сопротивлением внутри себя, сложившимся под влиянием традиционного идеала. Желание сделать карьеру, не расплатившись за это собственной женственностью, часто порождает внутренний конфликт.

 

Изучение этого конфликта позволяет увидеть различные женские установки, простирающиеся в широком спектре – от полного отказа от женственности, до абсолютного неприятия любой профессиональной и интеллектуальной деятельности.

 

К чему это приводит?


Последствия данного конфликта налагают ограничения на развитие потенциальных способностей женщины в любой сфере. При этом невротическая симптоматика может полностью отсутствовать, ее место занимают многочисленные проблемы в отношениях с противоположным полом. Неудачи в любви вызывают у таких женщин очень интенсивные негативные переживания. Ведь именно отношениям они придают огромное значение, не имея никакой возможности устанавливать их на длительный срок. Их личная жизнь состоит из череды мимолетных связей, а если история и получает продолжение, то семейная лодка рано или поздно разбивается о некую внутреннюю установку женщины или ее поведение. К этому добавляются затруднения и разочарования в профессиональной деятельности и общее обеднение интересов.

 

Психотерапия несчастной любви


Ключевая проблема этих женщин заключается в исключительной сосредоточенности на мужчине. Идея счастливых отношений поглощает любую другую их мысль. Жизнь без партнера представляется мрачной и никчемной, что приводит к угасанию многих перспективных способностей и интересов.

 

Отличительной особенностью проведения психотерапии с такими женщинами является то, что на фоне улучшения отношений с мужчинами у них происходит снижение интереса к работе. Их объединяет общий страх – страх не оказаться нормальной. Подобное функционирование женской психики созвучно с традиционным, патриархальным представлением о женщине, у которой нет иной цели, кроме заботы о своем мужчине. Позиционирование отношений как единственной ценности связано с их навязчивой переоценкой. Происходит смещение интереса с многочисленных сфер жизни, во всем их разнообразии, исключительно на любовное чувство.

 

В улучшении своего состояния эти женщины видят заслугу психотерапии, внешних факторов и всего чего угодно, но не собственных усилий. В то же время они всячески демонстрируют то, что терапевтический процесс вряд ли чем-то сможет им помочь. Их рассказы о мужчинах,  наполненные тонкостями и нюансами занимают большую часть сеанса, что можно рассматривать как форму отыгрывания с целью усилить сопротивление.

 

Еще одной отличительной чертой этих женщин является склонность к конкуренции с другими представительницами прекрасного пола, которая нередко доходит до ненависти в борьбе за мужчину. Что в свою очередь порождает большое количество тревоги, связанной со страхом возмездия. Причем они не стремятся прекратить это противостояние.  Негативное отношение к другим женщинам может находить отражение в психотерапевтическом процессе, когда женщина – аналитик ассоциируется с все запрещающей матерью, которая иллюзорно встает на пути личной жизни клиентки.  Некоторые интерпретации могут воспринимать ею как запреты и удары по женскому самолюбию, как ранее это делали мать или старшая сестра. Ответной реакцией в данном случае может стать отыгрывание, с целью продемонстрировать свои женские возможности. Например,  вступление в новую связь или нарочитое подчеркивание сексуальной привлекательности. В других случаях женщина может наоборот бессознательно воспринимать отношения с мужчиной как предательство по отношению к аналитику.

 

Как все начиналось


Такие женщины почти всегда стремятся завоевать мужчину привлекательного для других женщин или связанного с ними какими-то узами, без учета остальных его качеств. Однако при интенсивной тревоге именно на такого мужчину может налагаться табу. В крайнем варианте либо все мужчины оказываются под запретом, либо каждого мужчину приходится отвоевывать у другой женщины.

 

Что же так усиливает установку на соперничество? В личных историях таких женщин зачастую обнаруживается ранняя и неизбежная участь занимать второе место в отношениях со значимой мужской фигурой (отец или брат). Другая женская фигура (мать или сестра) всегда пользуются в этих отношениях преимуществом. В итоге во внутреннем мире девочки скапливается огромное количество негодования адресованного сопернице. Этот гнев может обращаться на женское кокетство, которое делает конкурентку более привлекательной и способствовать полному отказу от женских уловок (танцев, красивых нарядов, причесок и т.д.). Вторая разновидность гнева связана с враждебным отношением соперницы. Например, с запугиванием старшей сестры в борьбе за внимание отца или высмеиванием матерью попыток дочери стать сексуально привлекательной.

 

Зачастую матери таких женщин отличаются внешней привлекательностью и пользуются симпатией у противоположного пола. В семье они становятся абсолютным центром внимания для отца и братьев. Это дает маленькой девочке первый опыт острого и безнадежного соперничества в любви или соперничества обреченного на поражение. Его следствием становится  деструктивная установка на соперничество со всеми другими женщинами.

 

Ненависть к победившей сопернице


Потерпев поражение, такие женщины имеют свойство долго обижаться на победительницу и страдать от уязвленного самолюбия. Это ставит их в заранее проигрышную позицию во всех последующих соревнованиях. Постепенно у них формируется сознательное или бессознательное представление о том, что единственный шанс победить в борьбе –  смерть противника. Это порождает новый конфликт уязвленного самолюбия и ненависти к сопернице. Его итогом может стать внутренний запрет на любое соперничество, либо навязчивое стремление конкурировать по всякому поводу.

 

Если ненависть к сопернице остается на предсознательном уровне психики, то вина за поражение возлагается на других женщин, если вытесняется глубже, то причину неудачи женщина ищет в себе. Последнее сопровождается мучительным недовольством собой и чувством вины, происходящим из вытесненной ненависти. Это явно наблюдается в процессе психотерапии – чем меньше женщина упрекает себя, тем больше злится на других, чем сильнее вытесняет гнев, тем острее ее чувство вины.

 

Все ли у них в норме?


Сомнения женщины, не она ли виновата в том, что у нее нет удовлетворяющих отношений, могут проявляться в форме неясной тревоги – «все ли у нее в норме». Данная тревога часто рационализируется в опасения, связанные с собственным телосложением или организмом в целом. Защитой от нее обычно становиться выставление напоказ собственной «нормальности», тогда женщина может начать воспринимать психотерапевтический процесс как что-то постыдное, свидетельствующее о ее ненормальности.

 

Навязчивая погоня за представителями противоположного пола связана с внутренней установкой, что иметь мужчину означает быть в норме. Этим объясняется неразборчивость при выборе партнера. Единственное требование, которое к нему предъявляется, гласит – он должен быть мужчиной. Однако даже если этой женщине удается добиться того, что мужчины один за другим влюбляются в нее, она умудряется обесценить свой успех – «Просто рядом не было достойной партнерши», «Он любит меня, потому что я могу быть для него полезна», «Не так уж он и привлекателен».

 

Деструктивные импульсы


В бессознательном таких женщин живут мощные деструктивные импульсы, изначально направленные на мать или сестру. Они распаляют чувство соперничества и не дают женщине успокоиться. Эти импульсы имеют следующие посылы -  «У тебя не должно быть отношений с отцом», «Если это произойдет, то будет иметь для тебя крайне тяжелые последствия», «Тебе будет нанесено такое повреждение, что ты больше никогда не сможешь этого делать, и станешь не опасной», «Ты станешь отвратительной и отталкивающей». Однако благодаря законам, действующим в бессознательном, это приводит к возникновению соответствующих страхов – «Если я желаю тебе вреда, то нужно опасаться, что подобное произойдет и со мной».  Страхи возмездия относятся как к будущему, так и к прошлому.

 

То есть переоценка отношений с противоположным полом имеет своим источником не повышенную силу сексуального импульса, а влечения, лежащие вне сферы взаимоотношений мужчины и женщины, а именно стремление восстановить ущемленное самолюбие и  бросить вызов победившей сопернице.

 

Распаленное чувство соперничества побуждает таких женщин вновь и вновь демонстрировать свое эротическое превосходство, а деструктивные импульсы, направленные на соперниц провоцируют очень сильную тревогу. В соответствии с силой этой тревоги и субъективным ожиданием поражения внутренний конфликт обостряется. Женщина разрывается между стремлением избежать конкуренции и вступить в борьбу. Тем объясняется широкий диапазон реакций, от чрезвычайной сдержанности в вопросах установления отношений, при сильнейшем их желании, до донжуановского типа поведения. При очевидном внешнем различии таких  женщин объединяет сходный фундаментальный конфликт - «Успех у мужчин» сам по себе эмоциональной ценности для них не имеет. И в том и в другом случае установление стабильных, удовлетворяющих отношений не представляется возможным.

 

Непостоянство в отношениях


Ведущим мотивом этих женщин является доказательство собственной женской состоятельности, как прямо, так и косвенно, подтверждением того, что «у них все в норме». Но поставленная таким образом цель недостижима, потому, что по мере приближения к ней происходит обесценивание достигнутого. Их заинтересованность в мужчине проходит, как только он окажется «завоеван». Тенденция ставить избранника в зависимость, посредством любви обусловлена тревогой – «Зависимость – это опасность, ее нужно избегать, если есть любовь и привязанность, то возможна зависимость, а значит нужно бежать». Страх перед зависимостью связан с глубинным детским страхом разочарования и унижения, проистекающим из их влюбленности. Они пережили этот страх очень давно и теперь хотят чтобы его переживали другие. Защита от эмоциональной зависимости соответствует стремлению стать неуязвимой и служит цели удостовериться, что партнер остается более зависимым от нее, чем она от него.

 

Непостоянство в отношениях с мужчинами служит затаенной жажде мести, развившейся на фоне первичного поражения. Такая женщина бессознательно стремится одержать верх над партнером и отвергнуть его, потому что однажды уже сама почувствовала себя брошенной и отвергнутой. Потому ее шансы на выбор объекта, подходящего для создания стабильных отношений крайне малы. Из страха соперничества и уязвленного самолюбия она склонна хвататься за первого попавшегося мужчину. Фиксация на отце, вокруг которого концентрировалась изначальная конкуренция, еще более уменьшает ее шансы. Она бессознательно ищет в партнере «идеализированный образ родителя» и бросает его за неизбежное несоответствие. Партнер становится объектом мести, изначально адресованной отцу.

 

Выход в работе


Настрадавшись вдоволь, такие женщины начинают искать выход в работе и поиске уважения через реализацию своих честолюбивых планов. Уязвленное самолюбие и острое чувство соперничества становятся им в этом отличным подспорьем. На базе успеха они воздвигают уважение к себе, не в любви, так в другой деятельности они одерживают вожделенную победу над соперницей. Однако и на этом пути они обречены на неудачу. Их выводит из состояния равновесия даже легкая критика, впрочем, как и похвала. Критика задевает их сомнение в том, что они вообще способны состязаться, а похвала – вызывает внутренний страх перед конкуренцией. Будучи неспособными к постоянной привязанности в любви, они так же не могут сосредоточиться на одном виде деятельности. Они считают, что это помешает им реализовать свои прочие способности, но в действительности не затрачивают никакой энергии на воплощение в жизнь каких-либо планов и интересов.

 

Выход в отношениях


Женщина, самолюбие, которой полностью подавлено, чувствует себя ненужной и оттесненной на задний план. В отношениях она склонна переносить собственные нереализованные амбиции на партнера и требовать успеха уже от него. Но и этот план обречен на провал, ее установка на соперничество остается неизменной, побуждая избранника к действию, она в, то, же время ждет от него неудачи.

 

Печальные последствия конфликта


Раздутое честолюбие на фоне неуверенности в себе парализует практически любое действие. Такие женщины хотят стать лучшими, не прилагая для этого никаких усилий. А неизбежную неудачу относят не на счет нереалистических ожиданий, а отсутствия способностей как таковых. Убежденность в собственной несостоятельности надежно защищает их от поражения в соревновании.

 

Такие женщины зачастую придерживаются точки зрения, что между работой и мужчиной нужно делать выбор. Из зависти к соперницам, которых поддерживают мужчины, они могут демонстрировать полную беспомощность – «Если я не способна завоевать любовь, то я вырву ее посредством своей слабости», формируя заведомо деструктивные отношения.

 

С возрастом такие женщины начинают воспринимать неудачи в любви как фатальную неизбежность. По внутренним причинам возможности становятся все более призрачными. Пустота в профессиональной сфере становится все более очевидной. День за днем жизнь лишается смысла.

 

Эффективное решение


Однако не все так печально. Современная психотерапия обладает широким спектром средств для эффективной помощи таким женщинам. Предпочтительным направлением для проработки глубинного конфликта является психоаналитическая психотерапия, направленная в первую очередь на устранение первопричины проблемы. Внешним проявлением конфликта, с которым такие женщины обращаются за помощью, являются неудачи в личной жизни и невозможность построить удовлетворяющие отношения. Но это только верхушка айсберга, на глубине находится тяжелая психологическая травма острого и безнадежного соперничества, которая приводит к тому, что в любви эти женщины ищут вовсе не любви. Обнаружить эту внутреннюю рану самостоятельно не представляется возможным, потому что вызванная ею боль была когда-то слишком сильной и психика была вынуждена вытеснить ее, чтобы сохранить себя. Это можно сделать только в психотерапевтическом процессе с помощью и поддержкой квалифицированного специалиста, который поможет преодолеть негативные переживания и найти путь к личному счастью.  

 

Интересные статьи о любовной зависимости и созависимых отношениях:

Любовь с признаками невроза

Любовная зависимость

Как избавиться от любовной зависимости

Семь отличий любви от любовной зависимости

Рабыня любви

Обреченные на нелюбовь

Несчастная любовь начинается в детстве

Не спасайте тех кого любите

Любовь как смысл жизни

Синдром разбитого сердца

Замкнутый круг созависимости

 


ЗАПИСАТЬСЯ НА ПСИХОЛОГИЧЕСКУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ ИЛИ УТОЧНИТЬ ИНФОРМАЦИЮ ПО ИНТЕРЕСУЮЩИМ ВАС ВОПРОСАМ ВЫ МОЖЕТЕ ПО ТЕЛ. 8-905-798-73-13 ИЛИ ОТПРАВИВ ПИСЬМО НА ЭЛЕКТРОННУЮ ПОЧТУ Irinan-81@mail.ru

С искренним уважением и заботой,

Психолог, Ирина Никнютьева